Хождение в страну 5 рек.

Олесь Бенюх и Даршан Сингх

НОГИ НА СТОЛЕ

 

Индийцы и русские великолепно сработа­лись. Они трудятся рука об руку, причем индийцы, овладевая специальностью, посте­пенно занимают места русских. Советские специалисты в Бхияаи работают рядом с ин­дийскими коллегами. В Дургапуре, где за­вод строили англичане, индийские и англий­ские специалисты сидят друг от друга в 6 милях. В Руркеле западные немцы и индийцы даже не разговаривают друг с другом.

«Ю. С. Ньюс энд Уорлд Рапорт»

Мы побывали и в Руркеле, где специалисты из запад­ногерманских фирм строили металлургический завод. Мы встречались с разными людьми, многое видели. Не соби­раемся сравнивать Бхилаи с Руркелой. Пусть читатель сам делает выводы.' Вот краткие записи из блокнота.

Честность и преступление. «Видите полосы на моем те­ле? Это следы раскаленного железа. Даже издалека видно, какие они черные, эти полосы. Я не раб, потому что в Ин­дии нет рабства. И не преступник, если, конечно, не счи­тать преступлением то, что мой брат работал у немецкого механика. Но разве братские узы — преступление?

Да, преступление. Теперь я так думаю. Мои шрамы — свидетельство тому. Мне оказали, что механик потерял сто рупий, а мой брат, его слуга, исчез.

-— Говори правду,— сказали мне немцы.— Я сказал им, что я его брат, и это единственная правда, а ничего другого не знаю.

И тогда механик приказал своим: — Выбейте из него правду!

Сначала они сорвали с меня одежду, затем принесли раскаленные прутья.

Очень больно, когда бьют раскаленными железными прутьями. Но разве они добились иной правды, кроме той, что я км сказал сразу? Нет, они только оставили эти длин­ные, черные полосы на моем теле. Вы спрашиваете меня: «Кто способен назвать честного человека преступником?» Я отвечу вам: «Только тот, кто сам настоящий преступ­ник».

Размышления у парадного подъезда. Они стоят у па­радного подъезда фешенебельного здания. Стоять они мо­гут сколько душе угодно, ибо внутрь путь заказан: эти двери открываются «только для немцев». Это Немецкий клуб в Руркеле.

Правда, некоторых индийцев туда допускают: тех, кто служит у немецких специалистов. На улицу вырываются пьяные голоса. Западногерманские инженеры поют свою любимую «Руркельскую песню». Она не оригинальна и в основном перепевает «частушки» штурмовиков:

Мы любим женщин, драки и вино. Тот, кто имеет темнокожую наложницу, Не долго протянет в тропиках!

После многократного повторения этих истин раздается всплеск воды: бутылка, подносы—все, что попадается под руку, летит в бассейн.

В Бомбее тоже есть свой «парадный подъезд»—это «Брич Кэнди», известный бассейн, который открыт только для белых. Об этом гордо сообщает мраморная плита, вы­вешенная еще при англичанах.

Они стоят у парадного подъезда Немецкого клуба в Руркеле. Их туда не пустят. Да они и сами не пойдут.

Чертеж под замком. «Почему они прячут его от меня?— спрашивает Басу, индийский инженер.— Это же чертеж, а не ключ от сейфа. Чертеж крана. Правда, чертеж поможет мне лучше разобраться в механизме. Потому-то мне его и не показывают.

[1]23
Оглавление

. Гомеопатия