Хождение в страну 5 рек.

Олесь Бенюх и Даршан Сингх

И СОТВОРИЛ ФРАНЦУЗСКИЙ АЛЛАДИН ГОРОД

Для Корбюзье город — живое существо. «Город,— го­ворит он,— биологический феномен. У него есть сердце и другие необходимые органы. Анархия лишает города жиз­ни». А дом, по Корбюзье,— это «машина для жилья». В Чандигархе — кульминация всех поисков архитектора, реальное воплощение его погони за идеалом. Он расплани­ровал Чандигарх как живой организм. Важнейшие части этого организма — Капитолий, городской центр, универ­ситет, зона культуры и «долина отдыха». Они все связа­ны между собой артериями — магистралями, пригодными для любого вида транспорта и пешеходов. Впрочем, чтобы ходить по Чандигарху пешком, нужно быть выносливым человеком — расстояния здесь измеряются многими ми­лями.

Капитолий занимает площадь в 250 акров. Весь ком­плекс состоит из секретариата, верховного суда, резиден­ции губернатора и палат ассамблеи. Обычно в Индии пра­вительственные учреждения расположены в центре города. Но Корбюзье решил по-другому: он поместил их у север­ной черты города, в стороне от шума и суеты.

Секретариат представляет собой массивное восьмиэтаж­ное строение, отличающееся, если так можно сказать, рез­кими, броскими конструкциями. На крыше здания разби­ты цветочные клумбы. В рекламных фотоальбомчиках это так и называют «сад на крыше». Здание удивительно на­поминает грозную средневековую крепость с узкими бойницами, мощными стенами, надежными бастионами и высо­кими башнями.

Здание верховного суда вполовину ниже. Крыша парит на колоннах над стенами, поднявшись над ним на 26 фу­тов. Это тоже громадное здание и достаточно устрашающее, чтобы соответствовать своему назначению. Когда входишь в вестибюль суда, кажется, что назад пути не будет.

Мы побывали в одном из залов этого вместилища пра­восудия — аккуратном, чистом, просторном. Скамья под­судимых, место для свидетелей, кресла судей и ряды стульев для адвокатов и посетителей — ничего оригиналь­ного, обычный комбинат по перемалыванию грехов люд­ских. Но кое-что показалось необычным. Во-первых, очень высокий потолок, растворявшийся в холодном сумраке, Вероятно, строители шли навстречу преступникам, доби­ваясь для них кратчайших коммуникаций с небесами. Аку­стика помещения превращала земной голос председатель­ствующего в громовые раскаты. Затем — огромный гобе­лен, целиком скрывающий противоположную стену. Нам обоим приходилось видеть замечательные индийские, пер­сидские и турецкие ковры, замечательные работы таджик­ских, узбекских и азербайджанских ковровщиков. Но го­белены чандягархского суда превосходят все виденное. Огромное полотно сияло огненными солнцами, оно устра­шало извивающимися змеями, искаженными лицами, рож­дало поразительные сочетания геометрических фигур всех радужных цветов. Хорошенько поломав голову над замыс­ловатым ребусом, в дальнем углу ковра различаешь туман­ные очертания весов' Фемиды. Орудие производства богини справедливости, видимо, имеет целью убедить колеблю­щихся в том, что полотно, созданное в лучших традициях разнообразных «измов», должно висеть именно здесь, а не в музее современного искусства.

Мы явно принадлежали к числу колеблющихся. Ни сим­волические весы, ни местный юрист, любезно согласивший­ся быть гидом, не убедили нас. Мы начали игру в догадки:

— Может быть, это—напоминание судье: распутай тугой клубок преступлений, дабы истина воссияла?

— А может быть, защитнику — поступить как раз на­оборот?

— Или этот узор призван сломить сопротивление пре­ступника и заставить его признаться в преступлении, со­вершенном или несовершенном?

Или сбить с толку свидетеля, вызубрившего свои пока­зания?

— А может быть, это просто пособие для неуспевающих по геометрии?

1[2]345
Оглавление

. скачать форекс торрент